Круги ада уже не те

В аду рано темнеет. Конечно, солнце здесь не восходит вовсе, но всегда есть чувство, что оно недавно скрылось за горизонтом. Тут всего два времени суток: темно, потому что слишком рано, и темно, потому что уже слишком поздно, солнце как бы зашло. Ты перемещаешься из темного предрассветного варева прямиком в густую вечернюю пустоту. Она подсвечена оранжевым светом. Это не огонь, а тусклые электрические фонари.

Впереди выделяется казенный панельный дом. Все его окна горят, но не адским пламенем, а электрическим светом. Почему-то очень хочется, чтобы дом оказался темным, и можно было туда не входить. Но светлые окна без занавесок не оставляют шансов. Я сначала толкаю тяжелую металлическую дверь, а когда она не поддается, тяну на себя. Внутри гулко и неуютно, слышны приглушенные голоса. К кабинетам тянутся хмурые очереди. Совершенно непонятно, какая из этих очередей - моя.
- Простите, я новенькая, вы не подскажете? - осекаюсь, человек смотрит на меня хмуро и зло. Отворачивается.

Попятившись назад, обращаюсь к женщине:
- Извините, вы не знаете, в какой кабинет идти, я новенькая?
- Открепление есть? - спрашивает женщина. Внутри меня всё холодеет: я даже не знала, что оно нужно.
- Нет...
- Тогда не знаю, у чертей спрашивайте, - женщина замолкает.

Оглядываюсь по сторонам, но кругом только люди, ни одного черта. Меня охватывает непонятная тоска. Я не знаю, что делать, идти мне некуда... Еще и какое-то открепление нужно. Внезапно над понурыми головами всплывают рога, копыта гулко стучат по линолеуму. Мимо с деловым видом проносится черт.
- Ой, постойте! - вот-вот черт свернет в кабинет, и тогда я снова останусь одна среди этих серых очередей. - Постойте!
Черт никак на меня не реагирует. Я припускаю за ним и хватаю за локоть.
- Извините! Я новенькая, не подскажете, куда обратиться?
- Девушка! - черт смотрит раздраженно, стряхивает мою руку с локтя. - Объявления читайте! Здесь же всё написано! Вы что, читать не умеете?

Черт уходит, а я начинаю шарить глазами в поисках того, что можно назвать объявлениями. Только теперь замечаю, что к дверям каждого кабинета скотчем приклеены листы А4. Проталкиваясь мимо очереди, подхожу к ближайшему кабинету: "Миграционная служба". Сюда? Лучше сначала посмотрю, что написано на других дверях: "Прием аппеляций", "Служба занятости"... "Регистрация новоприбывших"! От двери расходятся ряды стульев, они заняты сумрачными людьми разного возраста.
- Извините, - в очередной раз извиняюсь я перед собратьями-грешниками. - Это очередь в шестой кабинет?
- Шестьсот шестьдесят шестой, - грубо отвечает мужчина. - Девушка, здесь все в седьмой. На том конце спрашивайте.
- Есть кто-нибудь в шестой кабинет? - громко говорю я.
Очередь недовольно оборачивается на меня и пожимает плечами. Я робко подхожу к выкрашенной в грязно-белый двери шестого кабинета. Стучу. Ответа не разобрать, а потому я приоткрываю створку.
- Ожидайте! - произносит демоница. - Я позову!

Плотно прикрыв дверь, становлюсь под кабинетом на вытяжку, как стойкий оловянный солдатик. У меня с собой ничего нет, пустые руки: ни одного документа, ни даже верхней одежды. Неразношенные ботинки натирают пятку, но мучает меня не это - мучительно не могу припомнить, как я сюда попала. Как оказалась в аду? Смутно, как сквозь тусклое стекло, припоминаю детство, студенческие годы, авралы на работе, какие-то семейные праздники. Но все они кажутся мне далекими, чужими, а главное: все эти воспоминания не объясняют, как я оказалась здесь.
- Девушка, заходите! - демоница приоткрывает дверь и быстро шагает к своему столу. Она мне даже нравится. Наконец кто-то, кто похож на настоящего посланника ада. Не без извращенного удовольствия рассматриваю ее рога, белесые глаза, трольи уши. Хочется сказать ей что-нибудь приятное, но не уверенна, что "Вы выглядите так по-адски" сойдет за комплимент.
- Ну, - говорит демоница. Не зло, скорее даже весело. - Даете открепление?
- Ой, у меня нет открепления.
Демоница вздыхает, достает из-под стола огромный гроссбух и открывает его.
- Опять без открепления прислали... Девушка, не переживайте, вам-то что? Это мне работы прибавилось, придется искать вас в списках. Вы вообще знаете, сколько людей постоянно умирает?
- Сколько?
- Много! Каждого в списках искать заманаешься. ФИО?
- Еременко Ольга Сергеевна.
- Яременко?
- Е!
- Год рождения?
- Тысяча девятьсот восемьдесят восьмой.
- Что-то вы к нам рановато...
- Уж как получилось, - произношу механически, а сама силюсь вспомнить: какой сейчас год?
Демоница долго шуршит страницами.
- Что-то не могу вас найти...
В дверь снова стучат.
- Ожидайте! - восклицает демоница. Но дверь отворяется и показывается хмурое человеческое лицо.
- Ожидайте, я сказала! Вас позовут! Ох ты ж боже мой...
- Не думала, что вы тут поминаете бога.

Белесые глаза смотрят на меня осуждающе, дают понять: неудачная шутка. Демоница быстро накручивает цифры на стареньком телефоне:
- Привет! Слушай, проверь мне душу по базе. Смотришь? Еременко. Ольга. Сергеевна. Через "е"! Да. 1988 год, - посланница ада на миг прикрывает трубку рукой.
- День и месяц?
- Рождения?
- Нет, смерти!
- Так я не знаю!
- День рождения свой не знаешь? Девушка, ну хватит тупить.
- Шестнадцатое ноября.
- Шестнадцатое ноября, - повторяет демоница в трубку.

Телефон какое-то время молчит. Демоница молчит тоже:
- Угу, ага, ну спасибо, - наконец произносит она и кладет трубку.
- Ну что?
- Что? Радуйтесь, Еременко Ольга Сергеевна, вас нет в списках.
- Как? - я чувствую растерянность и даже страх. Меня нет в списках, и что теперь?
- Как-как, вот так. Напортачили на входе, не ждут вас в аду, девушка.
До меня медленно доходит. Если меня нет в списках ада...
- Мне что, в рай?
Демоница равнодушно пожимает плечами, она выписывает какую-то справку. Шлепает на нее печать.
- Получается, что в рай. Смотрите, берёте эту справку, идёте в 10 кабинет и ставите печать. И свободны.
- А можно уточнить, куда именно я свободна? Куда мне потом?
- Вам там всё расскажут, девушка.

В десятый кабинет нет очереди. Опять повезло, удачный день в аду. Я заглядываю в дверь:
- Мне сказали печать поставить...
- Где сказали? - грозно спрашивает один из чертей.
- В шестом кабинете.
- Зачем печать?
- Не знаю, я думала, вы в курсе, - мне становится неловко. Черт хмуро машет: "Заходите, посмотрим, что за печать". Он хмыкает, крутит носом, но достает печать и тяжело шлепает ее на бумажку.
- Абара! - кричит он. - Это по твоей части! Опять потеряшка!
Потом черт обращается ко мне, уже миролюбиво:
- Берите свою справку и идите вон к тому столу, - он указывает на стол, за которым сидит серый и очень злой черт Абара. Только теперь я смотрю на справку, которую мне выдала демоница: "Пропуск. Выдан Еременко Ольге Сергеевне, 16.11.1988 г.р. В списках ада не значится". Абара бросает на пропуск всего один беглый взгляд.
- Как это всё меня заебало. Они не могут разобраться, кого куда, а нам разгребать? - черт обращается к своим коллегам, те отзываются одобрительным гулом. - Куда мне теперь эту девать?

Черт кивает на меня так, словно меня здесь нет, или я мебель, которая всё равно ничего не понимает. Он зло прихлопывает ладонями по столу.
- Девушка, вы в раю были?
- Кажется, нет.
- Креститься надо, когда кажется, - хмуро говорит демон.
- Вот и отправь ее в рай, пусть там разбираются! - говорит его сосед, поводя плечом.

Абара начинает куда-то звонить. Спустя несколько часов меня сажают в казенный транспорт. В салоне больше никого нет. Мы долго трясемся по дорогам ада, за окнами сплошная мгла. Ботинок трет уже просто немилосердно. Очень хочется снять и ботинок, и носки, но почему-то страшно остаться здесь босиком. Наконец снаружи доносятся окрики. Машина притормаживает, потом буксует, потом снова начинает движение.
- Девушка, выходите!

Снаружи сыро и очень холодно. Черти разговаривают с кем-то, размашисто черкают в бумагах. Потом садятся за руль и уезжают. Врата ада захлопываются. Врата ада захлопываются, а я остаюсь снаружи.

...А на рай обеденного перерыва уже не хватило.
  • Current Mood: работаю
надеюсь, будет перерыв и на рай:) хочу дочитать))
Это приятно, но не уверенна. Хотя чистилище с раем вообще планировались изначально.)
Я буду очень ждать. Очень-очень!
И вообще, щас перепост сделаю))
Хорошо, я постараюсь разгрестись с работой, раз такое дело.:)
Однако...Очень хорошо.
Теперь меня зудит и чешет, какая бюрократия в раю?)
Ахах, буду держать интригу.:) А вдруг рай потому и рай, что там вообще нет бюрократии?
...Вот написала и поняла, что я рай и жизнь вечную верю и то больше, чем в отсутствие бюрократии.:)
Вообще, поначалу в смысл рассказа не въехал ( с работы тлько, мысли не тем заняты, так, механически пробежал глазами в первый раз), почему то подумалось, что вот, снова аллегория - присутственное место с адом сравнивают - а потом дошло,дошло)
И, как говорится, всё заиграло новыми красками)

А по существу, ну, не верю я, что после такого ...донельзя забюрократизированного ада , рай будет раем. А справку кому отдавать? Что, Абара просто так старался? Так я уже сочувствую Абаре...
Ну а что, присутственное место с адом не грех сравнить, по гамбургскому счету... :) В раю можно хранить справку из ада, как сувенир.
По сравнению... не возражаю)
А вот справка, как сувенир.. чо то я сумлеваюсь, сумлеваюсь.
Там же, по каноническим описаниям, своего иметь ничего не дадут.
Только гимны ходить петь... скушно, однако...
Справку - на выходе из ада показывать, иначе не выпустят!
В раю и без справки разберутся, если он настоящий.
Круги ада уже не те
Пользователь simple_story сослался на вашу запись в своей записи «Круги ада уже не те» в контексте: [...] чтобы автор передумал и все таки написал продолжение :D Оригинал взят у в Круги ада уже не те [...]
У рая отвратные пиарщики: его всегда описывают тоской смертной (чет мультик про Бьорна вспомнился).
Славный рассказ;)
ЭПИТАФИЯ АНОНИМУ

Ему за гробом нет приюта,
Хоть ляг вторично помирай!..
Бог: - Имя?
- Нет!
- Вон в ад отсюда!
Черт: - Имя?
- Нет!
- Пошел ты в рай!..


(С) не моё

Главное, чтобы в раю документы не потеряли :)
"Уважаемая Ольга Сергеевна!

На наш аццкий круг обработки сервисных ошибок поступили сведения о производственной оплошности совершенной с Вашими персональными данными. К сожалению на момент Вашего прибытия наша база данных не была актуализирована, но мы работаем над исправлением этой ситуации. Наш адартамент сожалеет об этой досадной оплошности.

Чтобы хоть как-то сгладить нашу вину, сообщите пожалуйста куда Вас переместила наша сервисная служба доставки? За три версты, или за тридевять земель? Мы с превеликим удовольствием вернем Вас обратно!

С уважением, адартамент сервисных ошибок "
просто возникло желание интерпретировать "в тон" ))